Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Новости

22/09/2020

120 лет со дня рождения Сергея Ивановича Ожегова

Сегодня, 22 сентября исполняется 120 лет со дня рождения Сергея Ивановича Ожегова, составителя первого однотомного толкового словаря языка послереволюционной эпохи.

Семья, война, аспирантура

Сергей Ожегов родился 22 сентября 1900 года по новому стилю. Сергей был первым из трёх братьев по старшинству, его семья жила в посёлке Каменное, сейчас это город Кувшиново Тверской области. Иван Иванович Ожегов, отец — инженер-технолог Каменской бумажно-картонной фабрики. Прадед по матери, протоиерей Герасим Петрович Павский — филолог, переводчик, автор «Краткой еврейской грамматики» и трактата «Филологические наблюдения над составом русского языка».

С октября 1897 года и до середины января 1898 года в Каменном вместе со своей семьёй жил Алексей Максимович Горький. Писатель жил в крыле дома Ожеговых, где находилась квартира его друга Николая Захаровича Васильева, работавшего на фабрике и возглавлявшего нелегальный политический кружок.

Перед началом Первой мировой войны семья Ожеговых переехала в Петербург, здесь Сергей окончил гимназию, а в 1918 году поступил на филологический факультет Петроградского университета. Октябрьскую революцию студент Ожегов встретил с воодушевлением, многие его соратники приняли деятельное участие в работе новых комиссариатов, например, Е. Д. Поливанов.

Занятия для Сергея Ожегова почти сразу закончились — его призвали на фронт. В 1922 году он окончил военную службу в штабе Харьковского военного округа и вернулся на факультет языкознания и материальной культуры Петроградского университета. В 1926 году он получает диплом Ленинградского университета. Профессора рекомендовали талантливого студента в аспирантуру, которую он окончил в 1929 году.

Словарь Ушакова

Новой стране, где успешно прошла реформа орфографии и вовсю шла борьба с безграмотностью, нужны были новые нормативные документы, в которых были бы закреплены правописание и точные смыслы слов русского языка. Выполнение плана поручили лучшим отечественным лингвистам.

В самом конце 1920-х годов в Москве В. В. Виноградов, Г. О. Винокур и Б. В. Томашевский начали работать над четырёхтомным толковым словарём русского языка. Составлением руководил Д. Н. Ушаков, именем которого в 1940-х годах назовут итоговую работу. В Архиве РАН сохранился проект «Словаря революционной эпохи» этого же коллектива. Документ датируется 1926 годом, аспирант Ожегов в нём значится в числе первых.

В 1936 году Ожегов переехал в Москву. Коллектив авторов состоял из его коллег-языковедов, поэтому работа шла быстрыми темпами. В 1937–1941 годах Сергей Ожегов преподавал в Московском институте философии, литературы и искусства, вслед за Ушаковым изучал произносительную норму, консультировал дикторов на радио.

Во время Великой Отечественной войны Ожегов не уехал из столицы в эвакуацию вместе со своей семьёй и коллегами, а остался преподавать в пединституте, дежурил в ночных патрулях. Он почти сразу записался в ополчение, но как крупного учёного его «бронировали» — попасть на фронт он не мог. Незадолго до начала боёв за Минск от туберкулёза умер младший брат, Евгений Ожегов. Средний брат, Борис, остался в блокадном Ленинграде. Семейный архив Ожеговых хранит письмо от 5 апреля 1942 года. Об ужасных вестях писал Сергей Иванович своей тёте в Свердловск — один за другим в Ленинграде умирали его родственники:

«Наверно, не получила ты моего последнего письма, где я писал о смерти Бори 5 января. А на днях получил ещё, новое горестное известие. В середине января умер Борин сын Алёша, 26 января мама скончалась, а 1 февраля Борина жена Клавдия Александровна. Никого теперь у меня не осталось. Не мог опомниться. Четырёхлетняя Наташа жива, ещё там. Вызываю её к себе в Москву, м<ожет> б<ыть> удастся перевезти. Буду сам пока нянчить».

Когда угроза падения столицы миновала, Ожегов помогал многим коллегам вернуться в Москву для продолжения совместной работы над словарём. Так и не успев приехать из эвакуации, в Ташкенте умер Ушаков. Ещё до войны Ожегов строил с ним планы по созданию популярного толкового однотомного словаря.

Новый словарь для страны-победительницы

Победившей стране необходим был простой, но ёмкий толковый словарь. Работу над ним взял на себя Сергей Иванович Ожегов. Вместе с ним трудились научные сотрудники Института русского языка Академии наук. Многие до этого работали в Ленинграде, но объединила их война. Чтобы не расстаться в череде послевоенных переездов, в 1947 году Институт русского языка направил письмо Сталину с просьбой не переводить их в Ленинград — это могло подорвать учёные силы, рассредоточить команду.

В основу словаря Ожегова легли положения, выработанные комиссией ещё до войны:

«1. Малый Толковый Словарь предназначается для широкого читателя и является нормативным: он должен быть пособием для изучения современной правильной литературной русской речи. <…>

3. Наиболее трудный вопрос — состав словника — должен быть решён таким образом, чтобы словарь мог отражать основной лексический состав литературного языка с включением наиболее существенных разновидностей устной и письменной речи. В основу Малого Словаря кладётся словник четырёхтомного Толкового словаря Д. Н. Ушакова».

Филолог Олег Викторович Никитин, исследовавший ход работы над словарём, пишет о напряжённой борьбе внутри коллектива:

«Первая попытка выпустить этот труд в 1945 году не увенчалась успехом: „внутреннее рецензирование“ было выдержано весьма в критических, но не обличительных тонах, с пожеланием пересмотреть и доработать словарь. „Рукопись в представленном виде посылать в набор нецелесообразно“, — такое решение принял редакторский отдел издательства. Эта была первая рецензия на „Словарь“, первый удар, но от своих».

Большинство критиков «Словаря» подчёркивали необходимость его выхода, выделяя профессионализм и заслуги Ожегова. Выходили положительные отзывы о работе: многие рецензенты-филологи отмечали, что Сергей Иванович не ориентировался на социальный заказ или политическую доктрину, а стремился учесть опыт отечественной истории языкознания. В то же время вопросы к «Словарю» возникали довольно часто. Неодобрение вызвала статья о слове «святки». Редакторы упирали на то, что в современном СССР такого понятия нет, а, следовательно, лучше не давать устаревшую лексику. Замечания вызвали отсутствие слов «военком» и «агитпункт», и присутствие слов «иеродиакон», «апокалипсис» и «схимонах». Исследователь славянских языков Ф. П. Филин замечал в своей рецензии:

«Дело не только в представленном в Словаре составе культовых терминов. Обращают на себя внимание также определения значений этих терминов. Возьмём для примера слово икона. С. И. Ожегов даёт такое определение этому слову: „Живописное изображение бога или святого у христиан, образ“. Не знаю, может быть, богословы найдут какие-нибудь детали для оспаривания этого определения, но в основном оно их вполне устроит. Но правильно ли оставлять в советском „Словаре“ богословскую точку зрения?».

Первое издание «Словаря русского языка» — тогда он назывался так — вышло в 1949 году и сразу же обратило на себя внимание читателей, учёных и критиков. Сергей Иванович получал сотни писем с просьбами прислать словарь, прокомментировать то или иное место поподробнее. Многие обращались к нему за консультацией, и всем учёный отвечал. Сохранившаяся переписка дарит нам возможность ознакомиться с письмом китайского студента, в котором он просит объяснить отсутствие в русском языке слова «счастный» как антоним слова «несчастный». Сергей Иванович ответил, рассказав об истории русского языка, о том, каким образом раньше использовалось это слово и куда пропало:

«Если у вас или у Ваших товарищей будут вопросы ко мне, я охотно буду отвечать. Шлю привет Вам и всем китайским ученикам, так хорошо изучающим русский язык».

Новые издания, выходившие с разными интервалами, редактировались лично Сергеем Ивановичем. Он постоянно вычитывал и кропотливо «осовременивал» словарь. Несмотря на регулярные правки, общая концепция и структура оставались неизменными — словарь сохранял ориентацию на массового пользователя, который не знаком с большинством лингвистических терминов. В «Словарь» не входила узкая специальная лексика, не имеющие большой ценности областные слова, просторечные элементы «с явно выраженным вульгарным оттенком», слова народно-поэтической речи, не вошедшие в общий язык.

«Словарь» Ожегова — эталонный пример по-настоящему народного словаря, запрос на который не иссякал. Однотомный словарь был удобен в использовании, всегда находил место на полке. Словник из 60 000 слов, собранный авторами, использовался для создания национальных словарей народов СССР, лёг в основу словарей европейских языков, издававшихся в СССР — лексика была общеупотребительная и актуальная. Прижизненный суммарный тираж «Словаря» Ожегова превысил отметку в 1,5 миллиона экземпляров при восьми изданиях.

Современники вспоминали Сергея Ивановича Ожегова как человека очень чуткого, незлобивого, но в меру строгого. Он всегда был спокоен, учтив. Олег Викторович Никитин, изучавший биографию Ожегова, записал следующее:

«Его облик — и внешний, и внутренний — был удивительно гармоничен, грациозен, а священническое лицо, аккуратная, с годами седая бородка и манеры старого аристократа вызывали курьёзные случаи. Однажды, когда С. И. Ожегов, Н. С. Поспелов и Н. Ю. Шведова приехали в Ленинград, то, выйдя с перрона Московского вокзала, направились к стоянке такси и, благополучно присев в салоне, с невозмутимой элегантностью попросили водителя отвезти их в Академию [наук], но, вероятно, смущённый их видом и манерами мужчин, тот привёз их в … духовную академию».

«Русская речь» и дальнейшая судьба самого народного словаря

По инициативе Ожегова в 1958 году в Институте русского языка была создана Справочная служба русского языка. Она отвечала на запросы организаций и частных лиц по вопросам русской речи. Помимо членства в Комиссии Моссовета по наименованию учреждений и улиц Москвы и множестве других нормативных инстанций, Сергей Фёдорович трудился над запуском периодического издания по вопросам языкознания. Первый номер научно-популярного журнала Академии наук «Русская речь», который выходит до сих пор, увидел свет уже после смерти Ожегова, в 1967 году.

Сергей Фёдорович скончался в Москве 15 декабря 1964 года. Урна с его прахом хранится в некрополе Новодевичьего монастыря, который он ежегодно посещал на Пасху.


https://www.vatnikstan.ru/history/120-let-ozegov/