Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Аналитика

22/11/2019

«Слово года» как маркер исторического процесса

«Да ладно, – подумал я, наткнувшись на новость о слове года по версии Оксфордского словаря. – Не может быть!»

Словом года стало словосочетание (что само по себе неприятно) climate emergency. Русский перевод «чрезвычайная климатическая ситуация» (или «климатическое ЧП») выглядит просто отталкивающе.

Насколько изящнее и интереснее были победители последних лет: toxic («токсичный»), youthquake («молодежетрясение»), post-truth («постправда»)...

Настроение еще больше ухудшилось, когда я посмотрел шорт-лист из 10 слов: climate action («борьба с изменением климата»), climate crisis («климатический кризис»), climate denial («отрицание изменений климата»), eco-anxiety («экологическая тревога»), ecocide («экоцид»), extinction («вымирание»), flight shame («чувство вины за авиаперелеты»), global heating («глобальное потепление»), net-zero («полное устранение парниковых газов, возникших из-за человеческой деятельности»).

Только один пункт из 11 не был прямо связан с экологией – plant-based («из продуктов растительного происхождения», например о диете).

Слово года, по мнению Оксфордского словаря, должно отражать дух, настроение и озабоченность прошедшего года и иметь высокий и длительный культурный потенциал.

Дорогой Окси, либо ты стал завзятым пропагандистом, либо человечество бьется в экологической истерике, не замечая ничего другого, либо цивилизации и культуре (по крайней мере в этом виде) действительно приходит конец.

В любом случае наши дела чрезвычайно плохи! Хоть какая-то определенность.

Максим Кронгауз, доктор филологических наук


https://vz.ru/opinions/2019/11/21/1009637.html