Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Аналитика

26/03/2019

Я тя лю, мне норм. Страдает ли русский язык из-за интернета и что с этим делать

Иногда кажется, что наша жизнь — один большой чат. Онлайн-общение медленно и верно вытесняет и трансформирует живую коммуникацию. Мы обсудили с экспертами, влияют ли чаты на уровень грамотности и что нужно делать, чтобы не забывать русский язык.

В прошлом году аудитория мессенджеров составляла более 50 миллионов человек. По данным Deloitte, самым популярным в нашей стране является WhatsApp, в нем общается 58% пользователей. В Viber переписываются 57%, а в Telegram 10%. Еще текстовыми сообщениями можно обмениваться во «ВКонтакте», Facebook, Instagram, отправлять электронные письма или SMS. Так много в России не писали, наверное, никогда. У каждого есть чат с друзьями, коллегами или родителями из школы или детского сада, ветка с комментариями на тему «В интернете опять кто-то не прав». У тех, кто собрал бинго, есть все это вместе взятое, плюс еще немного.

 

Сокращать нельзя, писать полностью?

  Новые формы общения, как и любое явление, имеет две стороны. Первая — положительная. Коммуницировать можно быстро, эффективно и полезно, в этом нам помогают гаджеты. Вторая — скорость не означает качество. В чатах быстро забывается орфография, а знаки препинания заменяются эмодзи. Сокращения слов в виде «норм» и «пжлст», «авторская» пунктуация и англицизмы не к месту выводят из себя не меньше голосовых сообщений без предупреждения, а еще негативно влияют на грамотность в целом.

 

«С одной стороны, мы видим интерес к русскому языку, — рассказывает Екатерина Баранова, доцент РГСУ. Хороший пример этому — “Тотальный диктант”. Если в 2014 году, когда он только появился, его написали 70 000 человек, то в 2018 году Тотальный диктант собрал 227 325 участников. С другой стороны, как преподаватель я могу наблюдать противоположную тенденцию — грамотность уменьшается. Мы с коллегами зафиксировали распространенную ошибку. Молодые люди не дописывают слова. Они пишут в мессенджерах “Я тебя лю” и так же думают. В этом заключается основная опасность. Наша речь связана с сознанием, как мы говорим, как мы пишем, так мы и думаем. Получается, мы пишем “Я тебя лю” и любим тоже в усеченной форме».

 

Любить лучше, конечно, по полной, а вот в рабочих чатах сокращения бывают необходимы. Эльдар Яфаров, веб-разработчик, переписывается с англоязычными товарищами и говорит, что они сокращают в чатах не только слова, но и целые предложения.

«Меня такие сообщения заставляют порыться в гугле. За время работы я узнал, что np — no problem, idk — I don't know, imao — ИМХО, tty — thanks to you, dw — don't worry, jk — joke. Сначала я не всегда понимал, что это значит и тратил время на поиски расшифровок, отвечал русскими сокращениями, чтобы собеседники тоже напряглись. Например, писал “спс”, в ответ тоже как-то получил от собеседника sps, когда он узнал значение».


Антон Краснобабцев, тренер по деловой переписке, считает, что письменный язык активно приближается к разговорному. «Еще несколько лет назад, когда люди только начинали общаться по работе в мессенджерах, они писали более формально: “Добрый день, Ирина! Подскажите, пожалуйста, как продвигаются дела с нашим проектом?”, — рассказывает Антон. Сейчас люди стали писать проще, в духе: “Ирина, добрый день! Подскажите, когда ждать от вас макет на утверждение?”».


Тем не менее, не все коллеги готовы к максимальному упрощению. Поэтому все аббревиатуры лучше или объяснять заранее или не использовать совсем.

«Многие не понимают, что такое FYI (for your information) и думают, что это опечатка или ругательство, — говорит Краснобабцев. Моя коллега восприняла это как “Что это такое? Что это означает? Я то здесь причем? Почему ты на меня наезжаешь?”».


Во всем виноваты журналисты

Падение общего уровня грамотности — реальная проблема, и развитие новых технологий ее только усугубило. Чаты способствуют письму с ошибками, но не являются его основной причиной.

Если раньше язык СМИ был залогом языковой нормы, считает Баранова, то сейчас издания оказались заложниками развития интернета. Как это связано с ошибками в сообщениях? Напрямую. Чем больше мы читаем текстов с ошибками, тем больше запоминаем неправильное написание слов и используем их в письменной коммуникации: «Расходы на СМИ сокращаются, владельцы экономят, в первую очередь, на корректорах. Раньше перед публикацией текст проходил несколько этапов проверок, сейчас эта практика осталась, в большей степени, в печатных СМИ. В интернет-изданиях скорость важнее грамотности».


Новые нормы общения

Еще одна причина низкой грамотности — изменение формы коммуникации и потребления информации. Каждый день мы листаем ленты социальных сетей или новостных изданий, взгляд перепрыгивает с картинки на картинку, внимание рассеивается. Марина Сторина, специалист по развитию речи, считает, что привычка скакать по верхам и не углубляться в суть проникает в другие аспекты жизни. Например, меняет язык.

«Я могу выделить несколько тенденций, — говорит Сторина. Во-первых, мы торопимся быстрее ответить, сокращаем слова, используем аббревиатуры. Во-вторых, смайлы и готовые анимированные картинки используются для передачи эмоции, усиливая текст, а часто и вместо него. Использование смайлов приводит к тому, что мы перестаем пользоваться словами для выражения эмоций, все реже употребляем наречия и прилагательные. Это делает язык бедным. В-третьих, в смартфонах есть автокорректор, мы привыкаем к тому, что ошибки подчеркиваются красным цветом и исправляются сами. Правила грамматики и пунктуации не используются, не вспоминаются и, как следствие, забываются».

Ловушка эмодзи заключается не только в замещении наречий и прилагательных, их еще можно и неправильно понять. В 2018 году издание Motherboard выпустило публикацию с таблицей рекомендаций для модераторов Facebook. В ней были эмодзи и виды нарушений, когда их используют. Например, эмодзи с какашкой могут появляться в тексте с травлей, а красная туфелька в постах про харассмент.


Впрочем, понять превратно эмодзи и смайлы могут не только модераторы соцсетей. Предприниматель Александр Чепуров решил научить свою маму писать SMS и ставить смайлики в конце предложений, сначала обучение было удачным, но потом вырвалось из-под контроля.

«Я научил ставить маму в конце предложений смайлы. Самые обычные скобки, никаких эмодзи. Так как наши переписки имели только положительные интонации, я показал маме только улыбающиеся смайлы “:)”, а зря. Однажды мы обменивались сообщениями, и тут мама пишет: “Тетя в деревне умерла :))))”. Пришлось остановить переписку, позвонить и объяснить, что так делать не нужно».


Снимал трусы в милиции

Даже если вы пишете слова полностью, используете сложные конструкции, употребляете прилагательные, следите за стикерами и читаете только хорошо написанные тексты, чаты все равно могут сыграть с вами злую шутку. Скорость, с которой мы общаемся в мессенджерах, не всегда позволяет перечитать сообщение перед отправкой. Александр Домбровский, спасатель и велопутешественник, оказался из-за Т9 в неоднозначной ситуации:

«Я попал в аварию и сидел в ГИБДД. Пока ждал какой-то бумажки, у меня шла оживленная переписка с одной девушкой. Переписка была легкая и веселая, беседа лилась. В один из моментов она спросила, приеду ли я в центр? На что я ответил, что не могу, так как трусь в милиции. После этого пришло сообщение уже безо всяких смайликов: “Как так получилось?”. Не знаю почему, но это изменение пробудило во мне идиотическую иронию. “Ну, всякое же случается!)”, — весело ответил я. “И часто такое бывает?” — спросила моя собеседница и я чувствовал ее напряжение. Но, меня несло: “Да не) Это в первый раз, но кто знает)”. “И что, тебе понравилось? Как ты согласился?” — вопросы были странные, но я всегда любил необычный юмор: “А как я могу отказать милиции?)”, — парировал я. Диалог оборвался. После этого мы пересекались несколько раз в компаниях и я отмечал ее настороженное сочувствие мне, но не придавал значения. Общение продолжалось. Спустя пару месяцев я чистил свои сообщения, заодно перечитывая. Натыкаюсь на свое сообщение: “не, я не могу, снимал трусы в милиции”. Т9 перевел “сейчас трусь” в “снимал трусы”. Я решил ничего не объяснять той барышне, чтобы оставить образ очень странного человека».

Чтобы не оказываться в неловком положении из-за написанного, нужно тренировать свою внимательность и перечитывать текст несколько раз.

Лучше задержаться с ответом на минуту, чем «снять трусы» перед собеседником. В случае с общей грамотностью дела обстоят сложнее и требуют немного больше времени.

 

Чтобы мозг не забывал о том, как на самом деле пишется слово «нормально», а общение за пределами смартфона не ограничивалось односложными предложениями как у Эллочки Людоедки, нужно больше читать.

Филологи советуют выбирать классическую литературу и хорошие журналистские материалы. Запомните, наше восприятие во многом визуально. Если читать только реплаи к шуткам в Твиттере и свои переписки в чатах, можно разучиться разговаривать. Еще один совет, которые дают специалисты — больше общаться вживую и меньше в интернете.


https://hi-tech.mail.ru/review/gramotnost-vs-internet/#a03