Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Аналитика

24/05/2018

Новые слова как метеоры: как меняется русский язык в современных условиях скорости жизни


 

Сегодня в России отмечается День славянской письменности и культуры. Быстрее ли меняется русский язык в последние годы? Чем грозит вседозволенность в речи? Вредят ли родному языку иностранные слова? На эти и другие вопросы «Областной газете» ответил главный редактор портала грамота.ру, кандидат филологических наук Владимир ПАХОМОВ.

– Сейчас много возмущений по поводу того, что по новым нормам слово «кофе» стало не только мужского, но и среднего рода. Разве это хорошо? Да учёные просто пошли на поводу у малограмотных! Так?

– Не стоит возмущаться. Имейте в виду, 100 лет назад слово «метро», наоборот, было мужского рода. В старых газетах читаем: «Московский метро». Отчего же мы не считаем безграмотными тех, кто не согласен сегодня так говорить? Лучше признать, что нормы в языке устаревают, но ничего катастрофического в этом нет. Так было, есть и будет с начала появления человеческой речи.

Как бы часто мы ни использовали заимствования из других языков в своей речи, «великий и могучий» от этого не пострадает, уверен главный редактор «Грамоты.ру». Фото: Владимир Мартьянов

Мы пользуемся языком так активно, что легко забываем, как ещё недавно, несколько десятилетий назад, говорили совсем иначе. Это нормально, когда язык меняется, — постоянными изменениями и отличаются живые языки от мёртвых, сохранившихся лишь в письменности. Мёртвыми языками, такими, как латинский и древнерусский, в устной речи никто не пользуется уже много веков, они замерли в развитии и это зафиксировалось в сохранившихся текстах.

Досье "Облгазеты"

Владимир Пахомов в 2004 г. окончил факультет филологии Государственной академии славянской культуры (г. Москва). С 2008 г. – кандидат филологических наук. С 2003 г. начал трудиться над проектом «Грамота.ру», с 2010 г. – главный редактор этого портала.

– Есть мнение: разреши одно, народ ухватится и за другое, и наступит вседозволенность — страшно подумать, во что превратится тогда русский язык?

– Постойте, а ведь 200 лет назад Пушкин писал, а его современники говорили: «варИт», «учИт», «любИт», но с начала XX века так никто уже не говорит, и если мы услышим такую речь, то будем смеяться. То есть изменения в языке происходили и раньше. Вместе с изменениями наступала вседозволенность? Нет. Так почему сейчас непременно наступит?

– Какие слова меняются на наших глазах?

– Мы наблюдаем, как прямо сейчас меняется норма употребления формы глагола «махать»: вместо «машет» сейчас всё чаще говорят «махает». То же происходило раньше с глаголом «икать» – было «ичет», стало «икает». Прежде правильно было говорить «кулинАрия», теперь мы говорим «кулинарИя». Прежде второй вариант был однозначно неверным, сейчас и тот, и другой считаются правильным. Появилось и закрепилось в речи значение «волноваться» у слова «переживать», прежде, ещё в 60-70-х годах прошлого века, оно считалось вульгарным, а теперь стало литературной нормой. В последние годы точно так же появляется новое значение у слова «озвучить» – «сообщить». Пока это ещё не норма, но вскоре ею станет. Прецеденты с изменениями ударений и орфографии были и раньше, но ведь после них язык остался таким же могучим, как и был. Изменения в языке неизбежны. И меняясь, язык не становится хуже или лучше, а делается просто другим.

Кстати

Из ошибок Тотального диктанта организаторы в последние годы составляют текст — посмеяться. Ошибки настолько нелепые, что появляется вполне резонный вопрос — а точно ли люди с родным русским языком писали диктант?

В оригинале: «Шёл мимо аккуратных деревянных домиков с небесно-синими, ягодно-красными и кукурузно-жёлтыми наличниками; мимо струганых заборов; мимо перевёрнутых в ожидании паводка лодок; мимо палисадников с рябиновыми кустами».

Написали: «Шёл мимо окуренных деревянных домиков с неуместно синими, годно красными и грустно жёлтыми наличками, мимо надписей на заборах, мило перевёрнутых в ожидании Павлика лохов, мимо пылерассадников с любимыми устами».

– Но есть ведь опасность позволить все коверканья языка считать верными? И тогда язык заполнится мусором…

– Важно придерживаться золотой середины, любые крайности нехороши. Тормозить развитие тоже не стоит. При этом словари, по которым мы сверяемся, всегда отстают от фактических изменений, которые уже свершились в речи. Народ — творец и создатель языка, а не группа лингвистов.

– Сегодня всё чаще неправильно склоняются составные числительные – вместо «пятисот пятнадцати» говорят «пятьсот пятнадцати». Очевидно, трудно даётся произношение таких слов. Тоже норма изменится?

– Скорее всего, такой момент настанет. Не склоняются же у нас краткие прилагательные, а прежде склонялись — мы можем это видеть по устойчивым выражениям типа «средь бела дня».

– А ещё в современном русском уж слишком много заимствований. Они губят исконную речь?

– Нет, никакого вреда от этого нет. Язык ведь не живёт изолированно, и заимствования из других языков были и тысячу, и пятьсот, и двести лет назад. Известный лингвист Горбачевич в прошлом веке писал: «Ведь не заставишь целый народ галоши называть мокроступами». Главный поставшик заимствований сегодня — английский язык. Но думаете, он обходится без заимствований? В английской речи более 60 процентов слов пришли из римско-германских языков. Язык — саморегулируемая система и между старым и новым умеет держать баланс.

– Что делают учёные, прежде чем изменить нормы употребления слов и переписать словари?

– Все анкетирования и опросы для изменения нормативных словарей проводятся среди образованной части населения. Так называемые площадные опросы — на улице — лингвисты тоже проводят, но лишь для изучения процессов, которые происходят в речи.

– Сегодня плотность событий слишком большая, благодаря Интернету и СМИ мы все погружены в них, есть ощущение увеличения скорости жизни. На этом фоне, наверное, и языковые нормы быстрее сменяют друг друга?

– Нет, язык живёт по своим законам, и скорость жизни не способна их изменить. Зато мы отмечаем стремительность, с какой появляются и исчезают новые слова в речи. Помните, вдруг появилось слово «фан» – одно время, не больше года, все его использовали. Но оно так и не закрепилось в русском языке, мгновенно исчезло. Сейчас то же наблюдаем и со словом «хайп» – вот вроде бы все его так часто употребляли! А где оно сегодня? Уже затёрлось, исчезает, мода на него прошла. Раньше такой скоротечности в языке не было. Конечно, это связано с современной насыщенностью информацией: ежедневно только в Фейсбуке пишется 10 миллиардов сообщений. Новые слова просто не успевают закрепиться в языке и пролетают как метеоры.

  • Опубликовано в №88 от 24.05.2018

https://www.oblgazeta.ru/society/38284/