Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Аналитика

16/01/2018

2017 год в неологизмах и мемах

Слова, вошедшие в язык, а чаще только лишь в моду в том или ином году – это камушки, по которым мы сможем вернуться к себе, прежним, жившим тогда-то, посреди таких-то событий и обстоятельств, казавшихся значимыми миллионам – и почему бы? Спустя год или два понять это бывает уже непросто. Значение неологизмов, кочевавших из статьи в статью, забывается. Мемов, без знания которых, казалось, нам ни за что не понять друг друга, не отыскать уже днем с огнем.
Но наиболее памятливые из нас эти слова собирают, самые дотошные пишут для них дефиниции. И прошлое не исчезает. Упакованное в неологизмы, оно всегда под рукой. Есть ли более экономный способ – вспомнить, рассказать, подытожить?
Самые громкие мемы 2017 года – Ждун и хайп.
Ждун (так назвали в Рунете скульптуру, изготовленную по заказу Лейденского университета, – аморфное серое создание, «большой милый комок плоти», который, по словам ее создательницы, голландской художницы Маргрит ван Бреворт, хочется обнять) – воплощенное долготерпение и благодушие.
Хайп, пришедший к нам из английского (hype), означает надувательство, навязчивую рекламу, шприц для введения наркотиков. А в русском языке – прежде всего шумиху и ажиотаж.
И только на первый взгляд эти мемы противоположны друг другу. Засидевшийся Ждун – в очереди ли, в бессмысленном  ожидании социального лифта да и вообще перемен – самой своей затянувшейся неподвижностью идеально создан для хайпа.
Вокруг чего же мы, в общем и целом ждуны, хайпили в ушедшем году?
Сначала – вокруг Дианы Шурыгиной, история (не)изнасилования которой заполнила собой топовые ток-шоу прошлой зимы. По версии Яндекса, мем на донышке   (жест Дианы, показавшей, как мало она выпила в тот роковой вечер) стал в Рунете пятым по популярности. 
Вторая половина года ознаменовалась бумом вокруг августовского рэп-баттла Оксимирона и Гнойного,  набравшего за прошедшие месяцы около 30 миллионов просмотров. Знание словаря рэпперов, долгие годы бытовавшего лишь в среде поклонников субкультуры, сделалось модным. Следящие за стилем и модой ресурсы, стали дружно публиковать краткие гиды по баттл-сленгу (http://www.gq.ru/lifestyle/children-theatre-jan18). Словечки, вроде биф, дисс, панч, или флоу стали входить в язык. А незнание таких выражений, как   бади бэг[1] и рил ток[2],  обернулось и вовсе казусом. Материал о нем, появившийся на портале «Медуза», назывался «Стань нашим мешком для трупов. Альфа-банк попытался использовать рил-ток, но получилось не очень». Процитирую его почти целиком:
Альфа-банк решил написать объявление о поиске нового сотрудника на «молодежном» языке, но что-то пошло не так...
В посте Альфа-банк на «ты» обратился к потенциальному соискателю — ему должно быть от 15 до 18 лет. Банк предложил стать «блогером в самом хайповом банке»; в посте использовано выражение «рил ток»; будущему сотруднику придется, в частности, «стримить, делать сториз и хайпить в соцсетях».
В конце поста говорится: «Стань нашим бади бэк!» И, кажется, авторы объявления не очень хорошо понимают, о чем речь. Во-первых, выражение, которое в рунете популяризовал рэпер Гнойный, пишется так: «бади бэг». Во-вторых, «body bag» буквально переводится как «мешок для трупов». В рэп-баттлах оно используется как глагол, который указывает, что один участник уверенно победил другого.
Синк эбаут ит, Альфа-банк!
https://meduza.io/shapito/2017/09/22/stan-nashim-meshkom-dlya-trupov-alfa-bank-popytalsya-ispolzovat-ril-tok-no-poluchilos-ne-ochen
На молодежном сленге искали сотрудника и в Новосибирске, сообщив, что порталу, занимающемуся поиском вакансий, необходим хайпожор  (https://nsk.zarplata.ru/vacancy/card/135399891/Haypozhor?position=1). Среди главных свойств хайпожора – пребывание «на волне хайпа и топовых тем». Среди задач, которые ему предстоит решать – повышение известности бренда Зарплата.ру, в том числе в социальных сетях. Надо ли объяснять, что хайпожор – это человек, способный оседлать волну хайпа как в собственных в интересах, так и во благо работодателя? Надо ли уточнять, что хайпожор – одно из модных словечек 2017 года – как вдруг появилось, так вдруг и забудется?
Видимо, та же участь постигнет слова, которыми мы пытались описать большие и малые социальные потрясения.
Провозглашенная московской мэрией реновация (прозванная в народе хреновацией) обернулась бунтом пятиэтажников и прочих несносных, не захотевших переезжать в многоэтажные человейники.
Фильм «Он вам не Димон», созданный Алексеем Навальным и его Фондом борьбы с коррупцией, вывел на димонстрации против незаконно приобретенной медвижимости десятки тысяч людей почти в ста городах. Навальнята и революционная школота, вброшенные в связи с этим в социальные сети прокремлевскими троллями, вошли в язык вполне органично, то есть цели своей не достигнув, но важную метку сделав: никогда еще на несанкционированные акции не выходило в России так много молодежи.
Два слова, для которых в словарях будущего придется писать длиннейшие дефиниции (мол, депутат Поклонская, мол, фильм «Матильда», мол, та же Поклонская, сообщившая о мироточении в Крыму бюста императора Николая II), сегодня понятны всем: матильдобесие и Идолопоклонская. Как и прозвище доктор белгородских наук – которым наградил язык министра культурки (еще одно его прозвище прежних лет) после того, как  Диссертационный совет по истории Белгородского госуниверситета отказался лишать Мединского степени доктора.
Неологизмы и мемы из того же ряда: Баклан-арена, губеропад, корзинка с колбасой.
Впрочем, этимология Баклан-арены уже и сегодня нуждается в комментарии.  В беседе с журналистом одного из спортивных изданий вице-губернатор Петербурга Игорь Албин объяснил протечки на стадионе «Зенит Арена» (стоимость которого за время строительства выросла почти на порядок![3]) тем, что бакланы своими мощными клювами разрушают цельность светоотражающей пленки на крыше стадиона. Понятно, что соцсети не остались в долгу. Баклан-арена, пожалуй, самое мягкое, что было произнесено в связи со всем этим.
И наконец самая громкая тема года, оказавшаяся в центре не просто хайпа, но суперхайпа – майнинг (добыча) криптовалют.  Интерес к ней рос день ото дня вместе с фантастическим ростом стоимости загадочного, обыденным умом не постижимого биткоина. В Яндексе число запросов с этим словом выросло с января по декабрь в 17 раз, в конце года достигнув 8,5 миллионов (для сравнения скажу, что «Новороссию» и «Русскую весну» на пике популярности этой сверхпопулярной темы запрашивали в Яндексе не более 3,5 миллионов раз).  Столь же быстро рос интерес и ко всему, что содержит сегодня криптовалютный словарь для чайников: от альткоина (обобщённое название всех криптовалют, кроме биткоина) и блокчейна до эфириума (второй по популярности криптовалюты). Но 2018 год начался с тревожных прогнозов: сам Уоррен Баффет предрек виртуальным валютам крах, а биткоин назвал пузырем из-за невозможности определить его реальную рыночную капитализацию. Для лексикографов это означает одно: на долгую жизнь в языке может рассчитывать разве только блокчейн - технология, жестко к криптовалютам не привязанная (в Эстонии работает блокчейн-система электронного гражданства, Финляндия при помощи блокчейн-технологий идентифицирует беженцев, правительство Бразилии в 2017 приступило к тестированию блокчейн-системы удостоверений личности[4]).
Ну и в завершение – о молодежно-сленговом эщкере, занявшем в топе мемов 2017 года по версии Яндекса первое место. Слово, возникшее в языке рэперов (как утверждает легенда, вследствии быстрого произнесения фразы «let’s get it»), означает «давайте сделаем это», «давайте замутим», иными словами, устроим какой-нибудь хайп. Иными словами... Надеюсь, что в 2018 году они у нас непременно появятся.


Марина Вишневецкая
   
[1] Бади бэг (англ. body bag ) – мешок для трупа. На языке рэперов «бади бэг» означает поражение, проигрыш.


[2] Рил ток (англ. real talk) – разговор всерьез. Но после знаменитого августовского баттла эта реплика, несколько раз повторенная Оксимироном (наравне с другими: изи-изи, синк эбаут ит), стала мемом, произносимым по разным поводам – чаще всего с иронией.


[3] Стадион начали возводить в далеком 2006 году. Сначала смета строительства стадиона на Крестовском составила 6,7 млрд рублей. <…> По данным главы Петербургского отделения антикоррупционного центра «Транспэрэнси Интернешнл» Дмитрия Сухарева, [на сегодняшний день] стоимость строительных работ превысила 50 млрд рублей.
http://mr7.ru/articles/173756/


[4] Источник: Википедия https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%BB%D0%BE%D0%BA%D1%87%D0%B5%D0%B9%D0%BD

 

 

 

 

 

 


https://www.facebook.com/notes/%D0%BC%D0%B0%D1%80%D0%B8%D0%BD%D0%B0-%D0%B2%D0%B8%D1%88%D0%BD%D0%B5%D0%B2%D0%B5%D1%86%D0%BA%D0%B0%D1%8F/2017-%D0%B3%D0%BE%D0%B4-%D0%B2-%D0%BD%D0%B5%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D0%B7%D0%BC%D0%B0%D1%85-%D0%B8-%D0%BC%D0%B5%D0%BC%D0%B0%D1%85/1739122556132473/