Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Аналитика

23/10/2017

Русский язык новгородцев. Как правильно и почему: шофёры и торты

Читатель спрашивает, как правильно образовать формы множественного числа слова «договор», «шофёр», «трактор», «торт», «мост»… И хотя кому-то может показаться, что это элементарно, это действительно серьёзная проблема грамматики слова.

В этом списке, пожалуй, только слово «мост» не вызывает трудностей: никаких других форм, кроме «мостЫ», слышать не приходилось. Но «договОры» и «договорА», «шофёры» и «шоферА», «трАкторы» и «тракторА» – конкурируют в устной и печатной речи много лет. И это далеко не весь круг таких сложных существительных. По подсчётам лингвистов, их более 300!

Почему вообще возникла такая проблема? Она, как и многие другие трудности русской грамматики, связана с историей языка и его грамматического строя. Дело в том, что в древнерусском языке (и в других славянских языках) было не два числа, как у нас сейчас, а три – единственное, двойственное и множественное. Так мыслили наши далекие предки: думали об одном предмете, двух и многих. И для каждого были свои окончания: «глаз – (два) глазА – глАзы», «мост – (два) мостА – мостЫ». И так для каждого существительного (и для глаголов так было, но не будем это обсуждать). Поверить в это трудно (зачем?), но это было именно так.

Со временем представления упростились и пришли к тому, что нам понятно: один и много. И окончание двойственного числа – А с обязательным ударением на нём – оказалось «безработным». Но не стало сдаваться, а напротив, стало захватывать «территорию» окончания -И (Ы). Вполне логичным это оказалось для существительных, которые обозначают то, что существует именно по два: «глазА», «берегА», «рогА», «рукавА»… Говоря об их множестве, имеем в виду всё-таки пары глаз, берегов, рог, рукавов… Но это окончание стали прикреплять к формам множественного числа слов, обозначающих лица и предметы, к парности не имеющих отношения. И возникла зона колебания, которая существует много столетий.

В одних случаях формы с А вошли в словари. В литературном языке отлично себя чувствуют формы «города», «поезда», «голоса», «века» (хотя мы знаем выражения «в кои веки», на веки вечные»)… В других случаях такие формы вызывают сопротивление у лингвистов и образованных людей. И в распределении трудно увидеть какой-то порядок: «профессорА», «докторА» – признано нормой, а «ректорА» осуждается, хотя и можно услышать от самих рЕкторов. Не признаются нормой «шоферА», «договорА», «диспетчерА», «инспекторА», «инструкторА»… А какая между ними разница? Всё это названия лиц по профессии или должности. В словарях рядом с формами на –А бывают пометы: возможны в разговорной речи (но не строго литературной!).

Но вот что интересно. Окончание –А особенно полюбилось речи профессиональной: спортсмены говорят «тренерА», шофёры говорят «клапанА», повара говорят и даже пишут в меню «супА».

Итак, стоит помнить, образуя формы множественного числа почти трёх сотен существительных мужского рода, что возможны варианты. Вы же не колеблетесь, говоря «городА», «голосА», «якорЯ»… Но если такие колебания возникают, то в ситуации литературной речи лучше выбирать формы с -Ы(И). Хотя опять же «докторА», «профессорА»… Проблема!

Заметьте, что даже, выбрав форму с –Ы, мы можем встать перед необходимостью правильно поставить ударение. В Екатеринбурге эту проблему решили так: одна кофейня носит такое название «Не тортЫ, а тОрты». Прекрасно, когда владельцы кофейни со слоганом «Правильные сладости», заботятся и о правильности ударения в ключевом слове своего заведения. Устали, наверное, от неверного ударения.

Автор: Татьяна Шмелёва  |
 


https://vnovgorode.ru/avtorskie-materialy/13710-russkij-yazyk-novgorodtsev-kak-pravilno-i-pochemu-shofjory-i-torty.html