Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Аналитика

17/04/2019

«Не половой акт, а секс». Сайт «Такие Дела» учит выражаться корректно, но многие эту попытку не заценили

«Сайт «Такие Дела» выпустил специальный словарь, в котором рассказывается, как правильно говорить о сексе, гендере, расе, заболеваниях и других щекотливых темах. Но некоторые статьи этого словаря вызвали у пользователей интернета искреннее возмущение и/или нервный смех.
 

В понедельник, 15 апреля, «Такие Дела» — информационный портал благотворительного фонда «Нужна помощь» — опубликовали в твиттер-аккаунте ссылку на свой новый проект — словарь «Мы так не говорим».

 

Такие Дела

Мы часто используем в повседневной речи обидные и оскорбительные слова, не имея в виду ничего плохого — «бомж», «инвалид», «аутист», «колясочник» и многие другие термины. Поэтому решили создать словарь — глоссарий корректной лексики «Мы так не говорим».

 

По ссылке можно прочитать о том, для чего создавался этот словарь.

 

Известный нам язык — это часто язык вражды. Многие люди — равно как и СМИ — спокойно говорят и пишут «бомж», «колясочник», «прикован к постели», «шизофреник», «гомосексуалист», не имея в виду ничего плохого. Но эти и другие слова уже стали обидными, они отражают пренебрежительное отношение общества к самым разным группам людей, которые в чём-то «не такие, как все».

При создании словаря авторы общались «со специалистами в разных социальных областях, с лингвистами и активистами», но сами признают: многие термины вызывали споры и должны восприниматься скорее как совет, чем как прямое указание.

Мы ничего никому не навязываем — мы лишь предлагаем задуматься о том, как мы говорим, почему мы это делаем и как это воспринимают другие.

Сейчас в словаре всего 102 определения. Среди них, например, вот такие:

Можно читать все слова подряд, можно вбивать их в поисковую строку, а можно смотреть по разделам: «Заболевания и ограничения», «ЛГБТ+», «Психические расстройства», «Секс» и «Социально уязвимые группы».

Авторы неоднократно подчеркнули, что словарь никому ничего не запрещает, а также разместили под текстом дисклеймер: «Не все члены редакции «Таких дел» разделяют точку зрения экспертов».
 
Но многие пользователи соцсетей всё равно остались недовольны некоторыми статьями.

Ivan Bevz

Идея хорошая, но в словаре много слабых мест. Почему вы предлагаете заменять слово «негр» на слово «африканец» во всех случаях, никак это не мотивируя? Не кажется ли вам, что это какая-то ***ня?

Na Vi

Действительно, слово «негр» в русском языке не несёт негативной коннотации, в отличие от английского, в силу исторических различий. И правда, почему обязательно «африканец»? Какой же может быть африканец, если он уже в каком-нибудь двенадцатом поколении американец?
Я понимаю, почему в Штатах применяют термин African-American, но «африканец» совсем из другой оперы.
И потом, это же значит, что по внешнему облику нужно определить, из Африки человек или ещё откуда-то! А вдруг он из Австралазии?
Слово «африканец» уместно только в контексте вроде такого: «У нас на факультете есть африканец, но я не помню, из Замбии он или из Анголы».
«Темнокожий», конечно, намного лучше.

 

После этого авторы словаря даже отредактировали статью — добавили вариант «темнокожий».

Откомментировали пользователи соцсетей и предложение отказаться от слов «эпилептик» и «аутист».

 

Na Vi

Слово «эпилептик», чем оно оскорбительное и неприятное? Значит, я астматик, мой сын астматик, мы не чувствуем себя оскорблёнными, а эпилептик должен? Сердечник, как в быту называют людей с кардиологическими заболеваниями, не обижается, а эпилептик обижается?
Как вообще насчёт суффиксов -ик и -ник? Акустик, оптик, мнемоник, сварщик и скептик тоже должны чувствовать себя обиженными?
Мне кажется, авторы многих словарных статей измысливают оскорбление там, где его нет. Само по себе слово «эпилепсия» не обидное. Суффикс -ик не уничижительный. В чём проблема со словом «эпилептик»?
И ещё, почему у вас «эпилептик» в разделе «Психические расстройства», а не «Заболевания и ограничения»? Эпилепсия не считается психическим расстройством, поинтересуйтесь.

 

Maria Eliferova

Я аутистка и не вижу в этом слове ничего оскорбительного. Инвалидность, к сведению аффтаров, бывает и временной (моей кузине оформляли, когда она попала в аварию). Давайте ещё людей, больных гриппом, называть «альтернативно здоровыми». Ваши выкрутасы с лексикой — очень удобный способ игнорировать тот факт, что больные люди больны и нуждаются в помощи. Не надо притворяться, что больные на самом деле не больные. Надо объяснять общественности, что в болезни нет ничего плохого и позорного, что больные в ней не виноваты.

 

Многих удивили слова, связанные с сексом. Например, некоторым показалось, что «Такие дела» что-то напутали, одновременно запретив и разрешив слово «гей».
 

злой канадец  Вот это поворот.

злой канадец

Но ведь…

 

Впрочем, объяснение этой несостыковке было дано в самом словаре. Дело в том, что гей — это нормальный термин, но только если речь идёт о гомосексуальном мужчине.

Гей — это сексуальная ориентация, а МСМ определяет только практику, то есть конкретное действие. Мужчина, имеющий (или имевший) секс с мужчиной, необязательно гей, он может считать себя кем угодно и быть кем угодно: бисексуалом, гетеросексуалом («я экспериментирую»), трансгендерным человеком, жертвой насилия (например, в тюрьмах) и так далее.

Примерно это же, но ещё проще объяснили и в твиттере.

 

Неревар и большевик

См. армия, зона и т.п. Никто не гей, все ***** [занимаются сексом].

 

Некоторые статьи рассмешили пользователей твиттера. Например, предложенная фемблогером Татьяной Никоновой замена слова «влагалище» на «вагину». Автор объяснила это так:

В слове «влагалище» есть какой-то детерминизм — это что-то, куда нужно обязательно что-то вложить.

Вот только кое-чего Никонова не учла.

вывалившийся *** пантеры

Вагина с латыни «ножны», ****** [тупицы].

 

Развеселил комментаторов и другой совет Никоновой: больше никаких клиторальных оргазмов.

 

леша мельников

Лмаоооо.

 

А ещё блогерша запретила «девственность». Ведь это такой случай, когда слово есть, а вот явления нет.

Так что теперь девушкам лучше задавать такой вопрос:

 
леша мельников

Имеешь сексуальный опыт?

 

«Половой акт» тоже отменила именно Никонова.

И её сразу заподозрили в двойных стандартах (или забывчивости).

 

Na Vi

Сказать «половой акт» — это уныло и по-канцелярски, а зато «оргазм при клиторальной стимуляции» — самое то! Так и слышу, как подружки щебечут: «- У тебя бывает оргазм при вагинальной стимуляции? — Увы, нет, только при клиторальной!»)))

 

Но особенно остро люди отреагировали на статьи, посвящённые словам «проститутка» и «сутенёр». Выглядят они вот так.

Кому-то подобная замена показалась забавной.

 

Sergey Zakharov

В следующей моей переписке с сутенёром метко назову его «третьим лицом».

 

Но других пользователей (вернее пользовательниц) соцсетей она задела за живое.

 

SilentCat

Ах, как бы никого не обидеть, особенно сутенёров с ворами, они же такие чувствительные)) Вот вам сборник новояза в зубы, темнота.

 

Irina Serova

Такие дела на стороне сутенёров, так и запишем. Чего ещё ожидать от организации, которая предлагает предоставлять проституированных женщин инвалидам мужчинам. Конечно, «Таким Делам» не хочется чтобы их называли сутенёрами.

 

Marina Pavlova

Ой, вы предлагаете называть женщин, вовлечённых в проституцию, секс-работницами( Очень жаль. Проституция не работа.
Особенно смешно, что первым в списке идёт «секс-работник». Создаёт ложное впечатление, что проституция — царство гендерного равенства, где мужчины «трудятся» наравне с женщинами.
«Серебряная Роза» (почему вы именно к ним обратились за комментарием?) защищает права сутенёров и покупателей, а не женщин в проституции.

 

Отписалась даже одна из составительниц словаря — упомянутая выше Татьяна Никонова.

На эти упрёки «Такие Дела» пока не ответили, зато уже выпустили стикеры для телеграма по мотивам своего словаря.

Скачать их можно вот тут.

На самом деле, говорить о сексе, расе, болезнях и вообще всём, что связано с дискриминацией, и правда нужно осторожно. И филиппинские маркетологи с этим не справились — настолько, что оскорбили всю страну. А всего-то хотели рассказать о привилегиях светлокожих (и прорекламировать крем).

А вот рекламщики Gillette, похоже, наоборот, перегнули с толерантностью. Во всяком случае, так считают пользователи соцсетей. Ведь одно дело, когда компании выступают за бодипозитив, и совсем другое — когда пропагандируют болезнь.

Анна Луганская


https://medialeaks.ru/1604lug-takie-dela-dictionary/