Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Аналитика

12/12/2017

«Хайп — это уже зашквар»

 

Составитель «Словаря года» о главных словах 2017 года.
 
Русский язык, как живой организм, постоянно изменяется и пополняется. Отслеживанием неологизмов вот уже несколько лет занимается паблик «Словарь года». Его составители ежемесячно фиксируют наиболее интересные и значимые слова и выражения: как впервые возникшие, так и получившие новое значение. Портал iz.ru побеседовал с куратором группы лингвистом Алексеем Михеевым о том, как изменился русский язык в 2017 году и какие события повлияли на словообразование.
 

— Какими выражениями наш язык обогатился в этом году? Было ли больше именно новых слов или же заимствований?

— Совсем новые слова — обычно заимствования и, как правило, из английского языка; этот год не стал исключением. Самое главное — конечно, слово «хайп»; оно и ранее было известно в молодежном сленге, но широко не употреблялось. Однако после рэп-баттла Oxxymirona и Гнойного, который в августе посмотрели миллионы интернет-пользователей, «хайп» стал слышаться повсюду. Само выражение «рэп-баттл» тоже можно включить в список слов года, причем скорее в усеченном варианте — просто «баттл»: так теперь начали называть любые публичные споры, поединки и дискуссии. Это, наверное, самые заметные заимствования.

 

Лингвист Алексей Михеев

Фото: личная страница в facebook.com
 

— У слова «хайп» множество русских синонимов: тот же ажиотаж, шум. Само английское слово hype совсем не новое. Почему оно выстрелило именно сейчас?

— Я думаю, источником стала именно лексика рэпа, ведь там слово «хайп» не новое. Трудно оценить рационально, почему то или иное слово выстреливает, но можно назвать несколько возможных причин. Во-первых, слово «хайп» короткое (короче, чем «шумиха» или «ажиотаж»), а тенденция к экономии лексических средств очевидна и постоянна: чем короче слово, тем больше у него шансов закрепиться в языке. Во-вторых, это слово многозначное и емкое, оно может заменять сразу несколько других. И это довольно удачное сочетание качеств.

— Даже далекие от рэп-культуры люди стали активно интересоваться этим явлением и обсуждать баттлы.

— Да, слово «хайп» не просто вошло в язык, оно сразу стало употребляться в маркетинге — одна из телефонных компаний уже успела назвать так свой новый тариф. Кстати, в их известном рекламном ролике слово «хайп» используется вместе с другим заимствованием — уже из криминального сленга — словом «зашквар».

 

Фото: youtube.com/versusbattleru
 

— В тюремной лексике «зашквар» носит совершенно иное значение, нежели то, какое в это слово вкладывают сейчас. «Зашквариться» в криминальном сленге — это, например, пообщаться с опущенным.

— Да, значение этого слова расширилось: теперь «зашквар» — это нечто непопулярное, вышедшее из моды, то, что было модно совсем недавно, но уже устарело. В упоминавшемся рекламном ролике один человек показывает другому спиннер и спрашивает: «Это хайп?», а тот отвечает: «Нет, уже зашквар». Само по себе слово «спиннер» тоже показательное. Оно появилось в этом году и, не успев даже попасть в число популярных слов, очень быстро исчезло из употребления. Мода на спиннеры еще полгода назад была повальной, но схлынула так же стремительно, как и пришла.

— В какой-то момент слово «хайп» стало слышно из каждого утюга. Его использовали где ни попадя и настолько часто, что это в некотором роде стало дурным тоном.

— Да, можно сказать, что сам по себе хайп уже становится зашкваром. Любопытно, что одно событие (конкретный рэп-баттл) оказалось своего рода лексическим «Большим взрывом», благодаря которому появились новые слова, быстро ставшие популярными, но столь же быстро начавшие терять свой модный потенциал. Такие вещи случаются в языке, хотя и не слишком часто.

— Люди старшего поколения, которые обычно не интересуются подобными вещами, начали всерьез анализировать баттлы, размышлять об их влиянии на молодежь и о том, можно ли это называть поэзией.

— Да, Гнойный даже успел поучаствовать в телевизионном ток-шоу Михаила Швыдкого «Агора» как один из главных экспертов по современной молодежной культуре — поводом для чего послужил как раз этот громкий рэп-баттл.

 

Рэпер Гнойный в программе «Агора»

Фото: youtube.com/Телеканал Культура
 

— Стали ли сейчас внимательнее следить за молодежным лексиконом? Можно ли назвать его основным поставщиком новых выражений и словарных конструкций?

— Я бы не сказал, что стали следить именно сейчас. Молодежный сленг всегда был источником пополнения лексики, это естественный процесс. Раньше динамика этого взаимодействия была не менее активной: многие сленговые слова постоянно переходили и продолжают переходить в широкий обиход.

— В этом году к английским словам часто добавляли русские окончания.

— Это некое особое свойство русского языка — осваивать заимствования, то есть в буквальном смысле делать их своими. Например, английское существительное «хайп» в русском может породить глаголы «хайпить» или «хайповать», то есть на основе заимствованного корня при помощи суффиксов и окончаний потенциально способны появиться уже вполне русские слова. Многие считают, что под напором всякой «иностранщины» русский язык замусоривается и гибнет, но если проанализировать эти процессы без лишних эмоций, то, наоборот, окажется, что по мере пополнения лексики становится шире и понятийная сфера.

— Усилилось ли влияние мемов на язык?

 

Посетители на фестивале-показе «Каннские львы в Москве»

Фото: РИА Новости/Максим Блинов
 
Пожалуй, единственный заметный мем этого года — ждун. Этот сетевой персонаж появился в самом начале года и ближе к середине года уже успел примелькаться. Сначала пошла целая волна смешных вариаций на тему ждуна, но по прошествии времени острота восприятия пропала, и сейчас постить ждунов — это скорее дурной тон, если не сказать «зашквар».

— Были ли в этом году какие-то новые выражения, пришедшие из социальной и политической сферы?

— Практически нет. Особенно по сравнению с предыдущими годами, когда новые слова отражали острые социально-политические проблемы. В этом году словарь не дал практически ничего. После протестных акций молодежи появилось слово «навальнята». Актуализировалось слово «реновация», которое можно назвать вторым, «офлайновым» (в отличие от «онлайнового» хайпа) словом года. Вокруг него возникли бурные дискуссии: кому-то объявленная в Москве реновация сулила хорошие перспективы переезда в новое жилье, а кто-то, например, сделал недавно дорогой ремонт и не хотел бы переезжать. И в разгоревшихся спорах очень ярко проявился до сих пор остающийся острым социальный конфликт частных и общественных интересов.

 

Стенд с шоу-рум квартир, предлагаемых москвичам в рамках программы реновации жилищного фонда, на Московском урбанистическом форуме на ВДНХ в Москве

Фото: РИА Новости/Максим Блинов
 

— Что привнесли в наш язык чиновники и политики? Было ли какое-то свежее и запоминающееся высказывание?

Появились два любопытных эвфемизма, которые Путин в разных своих выступлениях использовал для обозначения одной и той же, по сути, социальной группы: «девушки с пониженной социальной ответственностью» и «профессиональная женская среда».

— Женская тема в этом году по-новому заиграла, много говорилось о домогательствах и харассменте.

Слово «домогательства» претендует на то, чтобы стать одним из главных слов года — как отразившее один из новых аспектов проблем нравственности и отношений между полами. Вообще гендерная тематика в этом году действительно актуализировалась.

— Были ли какие-то новые слова из области культуры?

 

Режиссер Алексей Учитель во время пресс-показа своего фильма «Матильда» 

Фото: РИА Новости/Владимир Трефилов
 

Хайп, возникший вокруг фильма «Матильда», породил несколько новых выражений. Например, участникам фейсбучной группы «Словарь года» очень понравился глагол-неологизм «матильдить» — то есть постоянно спорить по поводу допустимости или недопустимости демонстрации этой картины. Появилось и слово «оскорбленцы» — имеются в виду те, чьи чувства были этим фильмом задеты.

— Британцы выбрали словом года словосочетание fake news. У нас это не особо употребляемая конструкция.

 

Фото: TASS/Imago/Christian Ohde
 

— Само слово «фейк» у нас вошло в обиход довольно давно. Можно даже сказать, что англичане тут от нас немного отстали, потому что, по версии группы «Словарь года», оно стало главным словом еще в 2014-м: не «фейковые новости», а именно короткий и емкий «фейк».

— Многие новые слова приходят из сферы экономики, если точнее — криптовалюты. Даже люди, далекие от этого всего, слышали про биткоин, блокчейн, эджайл и пытаются их использовать по поводу и без.

 

Фото: REUTERS/Brendan McDermid
 

— К названным я бы добавил «майнинг». Действительно, эти слова можно встретить довольно часто. Хотя далеко не все вникают в суть описываемых ими процессов и явлений. Для многих это альтернатива существующим валютам, но есть и тревожные ассоциации с печально известными финансовыми пирамидами типа МММ.

— Какие события влияли на словообразование?

— В течение года всплывали истории с разными мальчиками: буквально месяц назад появился «уренгойский мальчик», летом был «пьяный мальчик» в Балашихе, весной — мальчик, который на Арбате читал Шекспира. Разные «мальчики» на протяжении года возникали в разных контекстах (хотя, например, уренгойского школьника мальчиком можно назвать лишь с некоторой натяжкой). А если вспомнить еще и юных «навальнят», то именно мальчиков можно признать главными персонажами года.

Анастасия Чеповская


https://iz.ru/node/681735