Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Аналитика

30/11/2017

Как изменился современный русский язык

Что не так со словом «бухгалтер» и за что, по Вознесенскому, «нас бабы бАлуют».

Я окончила МГУ, где слушала лекции столпов гуманитарных наук, и у меня есть основания считать себя компетентным носителем русского языка. Но я все равно задумываюсь, как сказать: откУпорить или откупОрить? Я знаю, что надо - откУпорить, но мне так произносить неудобно. То же с глаголом «включить»: от вполне образованных людей я частенько слышу «ты вклЮчишь компьютер?», хотя словари в качестве литературной формы настаивают на «включИшь».

Что со мной? Теряю нюх? Как все-таки правильно говорить? Почти все мои сомнения развеяла Мария Каленчук, доктор филологических наук, профессор, директор Института русского языка имени В. В. Виноградова РАН и соавтор «Большого орфоэпического словаря русского языка начала XXI века». Мне посчастливилось побывать на ее лекции о правилах литературного произношения. И, знаете, я выдохнула. Мария Леонидовна «разрешила» мне откупОривать бутылки, баловАть ребенка, ходить в кулинарИю и пользоваться кухОнным ножом. Думаю, что авторитет одного из ведущих лингвистов позволит многим людям расстаться с комплексами по поводу того, что их речь далека от совершенства.

С тоской о «яблошном» варенье

Изменения в языке фиксируют словари. Казалось бы, сомневаешься, как правильно написать или произнести, - смотри словарь. Но если орфографию мы более-менее можем контролировать, то манеру произнесения - с трудом. Да и вообще, почему какие-то специалисты диктуют нам, как мы должны произносить те или иные слова? Вон в середине XX века единственно допустимым произношением было «индУстрия», «ракУрс» и «фОльга». Сейчас так уже никто не говорит, и словари «исправились». Может, если большинство людей произносят слова не так, как велят лингвисты-фонетики, то ошибаются не люди, а словари? Но если все будут говорить кто во что горазд, мы потеряем само понятие «литературный русский язык» и не сможем по речи отличить образованного человека от малограмотного.

 

Когда-то носителями эталонного произношения считались актеры МХАТа и Малого театра, а также дикторы радио и телевидения. Сейчас ни в театре, ни в эфире мы не можем быть уверены в том, что звучит норма. На язык повлияли миграционные процессы, иностранные заимствования.

В отсутствие идеальных носителей русского языка лингвистам приходится руководствоваться несколькими критериями для выбора образцового произношения. Они изучают речевую практику образованных людей, прежде всего москвичей не в первом поколении, причем разных возрастов. Со второй половины XIII века именно московский говор лег в основу русского литературного языка. Хотя чарующий старомосковский язык с его «яблошным вареньем» и «далекым городом» можно сейчас услышать разве что на старых аудиозаписях и еще в метро, где по мхатовской традиции смягчают: «Осторожно, д’вери закрываются, с’ледующая станция «Полянка».
 

Таким образом, первый главный критерий того, что считать литературной произносительной нормой, является распространенность варианта среди высококультурных людей. Второй критерий - соответствие варианта языковому закону или тенденции. Есть еще два критерия истины - соответствие культурно-исторической традиции и общественное одобрение и признание варианта нормативным. Когда совпадают все четыре критерия, у лингвистов нет сомнений. Проблемы начинаются, когда словари велят одно, а образованные носители языка делают ошибки.

- Я считаю, только первые два критерия имеют значение, - делает сенсационное заявление Мария Леонидовна. - И если они конфликтуют с понятиями о культурно-исторической норме или общественно неодобряемы, то это не важно.

Вот вам и ответ на средний род слова «кофе». Наши предки приглашали друг друга испить кофию - напиток именовался «кофий» и был мужского рода. Со временем в языке осталась форма «кофе», но сохранилась традиция, за которую теперь отчаянно воюют те, кто не согласен с «деградацией» языка. Но языку все равно, что о нем думают. И вскоре за завтраком мы будем пить нечто среднего рода.

Французский с нижегородским

Буквально недавно лингвисты обследовали речь 5 тысяч человек и выяснили, что только 22 процента произносят «жалюзИ», а 78 процентов - «жАлюзи». Да, это слово пришло к нам из французского, где ударение всегда на последнем слоге. Ну и что? Заимствованные слова обрусевают и могут поменять ударение.

- Мне «жАлюзи» режет слух, - говорит Мария Леонидовна. - И мы в нашем орфоэпическом словаре пока не разрешили ставить ударение на первый слог. Но я понимаю, что нас просто приучили, что так надо. И не нужно кивать на традицию: в XIX веке говорили «библиОтека» и «суффИкс».

Элементарно, Ватсон!

Тяжело приходится лингвистам, когда вариант распространен в речи, но противоречит языковому закону. В таком случае он не может быть рекомендован. Вот слова «проверьте» и «познакомьтесь». По всем правилам они должны произноситься с мягким «р’» и «м’» соответственно. Но в наше время сплошь и рядом звучит твердое произношение - «проверте», «познакомся».

Похожая ситуация с заимствованиями из английского языка, например «имидж», «паб», «блог». По правилам последний согласный должен оглушаться - «имитш», «пап», «блок», но очень многие произносят эти слова звонко. Но это мода. Скорее всего, со временем типично английские звуки проползут диверсантами в нашу речь. У нас есть операционная система «Уиндоуз», мы планируем, как нам провести уикенд. Вильяму нашему Шекспиру и доктору Ватсону повезло, что они вошли в русский язык до того, как он подпал под влияние заморского наречия.

Интересно получилось со словом «бухгалтер» - согласно словарям, это единственное слово в русском языке, кроме междометий «ага» и «угу», где в середине произносится «щелевой» южнорусский «h». Слово по происхождению немецкое, но Алена Апина в шлягере 1990-х поет четко: «бугалтер». Только 33 процента людей, отобранных в качестве носителей образцового произношения, показали этот звук «h», а 67 процентов согласны с Апиной.

За образованного сойти «хочут»

Наконец самый животрепещущий вопрос современного ударения - глагол «звонить» в личных формах.

- Мне не нравится, когда собеседник говорит звОнит, - признается Марина Леонидовна. – Но, как лингвист, я точно знаю, что звОнит - это реальность если не сегодняшней, то завтрашней нормы. Кстати, в словаре мы запретили этот вариант, но были не правы. А вот норму «вклЮчит» мы уже разрешили с пометкой, что этот вариант характерен для молодого поколения.

Дело в том, что около 100 лет назад в глаголах на -ить ударение было неподвижным: варить - варИт, они варЯт. Но с середины ХХ века ударение стало «гулять». Еще 50 лет назад словари разрешали только норму «солИт», «дарИт», «грузИт», «дружИт». Затем в 60 - 70-х годах некоторые справочники стали допускать в то время просторечное «дрУжат». И если у Крылова «зима катИт в глаза», то сейчас никто не скажет «мама катИт коляску». Чем это отличается от «звОнит»?

Обратная ситуация со словом «налить» - в 50-х годах единственным литературным вариантом было «нАлил». Позднее «налИл» предлагался как просторечный вариант.

Все хорошо к месту

Мария Леонидовна признается: не все заложенные словарями нормативные произношения считает правильными. Например, большинство справочников настаивают на том, что в глаголах «исчЕрпать» и «бАловать» ударение надо ставить на корень, а варианты «исчерпАть» и «баловАть» признаются ошибочными.

- Языкового закона, который бы указывал на то, что в глаголах такой модели ударение должно падать на корень или на суффикс, не существует, - разводит руками Каленчук. - Что страшного в глаголах «баловАть» и «исчерпАть», чтобы считать такое произношение грубейшей ошибкой? Валерий Брюсов писал: «Я исчерпал тебя до дна, земная слава». А вот Пастернак: «Нас время балует победами». Или Вознесенский: «За что нас только бабы балуют. И губы, падая, дают». Даже у Бунина, тончайшего блюстителя литературной нормы, в рифмах встречается «баловАть».

 

Для красивой рифмы поэты позволяют себе вольности в произношении и написании слов (на фото: Евгений ЕВТУШЕНКО, Андрей ВОЗНЕСЕНСКИЙ, Булат ОКУДЖАВА, Роберт РОЖДЕСТВЕНСКИЙ)

 

Еще одну сложную задачу решают лингвисты - им нужно разделить просторечия и профессиональный жаргон. Действительно, инженеры говорят «атОмный вес», электрики - «искрА», швеи - «проймА», продавцы одежды - «мальчикОвый», шахтеры - «дОбыча», генетики - «дрозОфила». Много орфоэпических неправильностей в речи врачей: «Алкоголь», «рОженица», «кОклюш», «томографИя», «психопатИя». То есть, выходит, профессионалам можно, а простым смертным - не желательно. Но порой и лингвисты заходят в тупик.

- Мы обследовали речь многих хороших юристов, и никто из них не говорил про человека «осУжденный», а про дело - «возбУждено». Но у нас нет инструментов, чтобы померить, что это такое - грубая ошибка или жаргонизм.

И что делать нам всем, если даже лингвисты не могут договориться о том, как нужно произносить те или иные слова? Следуйте рекомендованным словарями нормам, развивайте языковой вкус и интуицию, опирайтесь на здравый смысл. Никто уже не говорит «минусОвая температура» и совсем мало говорят «исчЕрпать», «заржАветь», «хОленый».

Важно чувствовать, где что уместно говорить. Одного академика спросили, как все-таки правильно: портфЕль или пОртфель? Он отшутился: «Если я приеду в родную деревню и скажу «портфЕль», односельчане будут думать, что я зазнался. А если я скажу «пОртфель» на заседании Академии наук, академик Виноградов будет морщиться».


Двойное ударение: говорите, как хотите

  • Баржа, джинсовый, заплесневеть, кашица, маркетинг, мизерный, Ньютон, обеспечение, одновременно, по средам, петля, творог, ракушка, феномен.

Трудности перевода

Если уж людям, которые русский язык слышат с рождения, приходится пробираться через его трудности, нелогичности и «это нельзя понять - это надо просто запомнить», то каково иностранцам!

  • Попробуйте объяснить заграничному другу, почему мы говорим «отличник», но «двоешник» - хотя в обоих случаях пишется -чн.
  • Фраза «защищающаяся женщина» поставит в тупик и француза, и шведа, и испанца, да и многих других.
  • Подружиться с мягким знаком, понять, когда его надо писать, а когда произносить, - задача для супермена. Кстати, сами вы знаете, что пишем «семьсот», а говорим «семсот»?
  • Бедный иностранец совсем растеряется, когда узнает, что пИсать и писАть - это совсем не одно и то же.
  • Абсолютно всех сбивает с толку, что словом «ничего» можно обозначить не только ничего, но также «нормально», «хорошо», «все в порядке» и «не стоит извинений».
  • Совсем все плохо со словом «побеждать», которое не имеет будущего времени в единственном числе - почему-то «мы победим», а я - «одержу победу».
  • Наконец, легкий способ выпить за счет иностранного друга, который считает, что хорошо освоился в русском языке, - попросить его на спор перевести фразу: «Косо косил косой косой косой».

Что-то слышится родное

Попытки переложить звучание русских слов похоже звучащими английскими иногда приводят к забавным результатам:

  • Yellow Blue Bus - Я люблю Вас
  • Horror Show - Хорошо
  • The Chair Is Warm - Вечерний звон
  • My On Ass - Майонез
  • Chess Knock - Чеснок
  • Pale Man - Пельмень
  • True Bar - Труба
  • Our device is Korea - Одевайся скорее